Андриан Колотилин (macrolight) wrote,
Андриан Колотилин
macrolight

Categories:

А что у вас ребята, в рюкзаках?

После публикации первых зарисовок о Полистовском заповеднике оказалось, что у читателей есть вопросы и по технике фотосъемки и по организации подобных экспедиций. Попробую ответить на эти вопросы, вдруг кому пригодится.
Как многие люди моего возраста, увлеченные фотографией, начал со знаменитой продукции ЛОМО, со "Смены 8". Затем в течение 10 с лишним лет боролся с десятком красногорских "Зенитов", которые в моих руках ломались и рассыпались на кучку мелких винтиков. Я еще себя сильно корил - ну почему такие "руки-крюки", только куплю камеру, несколько раз схожу в лес и она уже начинает рассыпаться.
Однажды моя редакция решила послать меня на ответственную съемку, на первый рок фестиваль в Лужниках 1988, по-моему, года. Приехали тогда "Скорпионс", Оззи Осборн, "Скид Роу" и еще несколько металлических и не очень команд. И редакция, понимая, что с "Зенитом" я ничего хорошего не сниму, открыла сейф и выдала в мои руки знаменитый пленочный Nikon F3 с объективами, мотором и неограниченным запасом пленки в 40 катушек. Это был культурный шок. Инопланетная (японская) камера не требовала борьбы с собой, она даже помогала. Казалось, только наведи на резкость (автофокус тогда был только у трех камер из всего мирового ассортимента) и все получится. Репортаж получился отличным, а комплект техники у меня изъяли и опять спрятали в сейф... Так я узнал, как должен работать профессиональный инструмент...



Сейчас абсолютно любая цифровая зеркальная камера от любого производителя способна выдать замечательный результат. Безусловно, где то это получается чуть проще, где то надо привыкнуть к особенностям модели, где то больше поработать в графическом редакторе. Как и в человеческих отношениях - к камере притираешься, привыкаешь, учишь ее быть покладистой. И пытаешься сохранить в непростых природных условиях.
Когда едешь в фотоэкспедицию, тащить с собой приходится почти весь набор оборудования, потому что приходится снимать очень разные объекты, от макро и пейзажей до осторожных птиц. И всегда надо брать с собой две камеры, на случай поломки одной из них.
Основная рабочая камера практически для всех случаев жизни - полноформатный Canon 1DS mark 2. Эта машина была в свое время бескомпромиссным решением и по качеству картинки и по надежности. Ее можно использовать при любой погоде, прочный водозащищенный корпус из миллиметровой толщины металла надежен.
Однажды я снимал гнездо журавля. Еще в темноте забрался в скрадок и ждал светлого времени суток и момента, когда журавли будет ухаживать за кладкой или менять свою очередь насиживать яйца. Но начался страшный ливень, просто стена воды. Все промокло мгновенно, одежда, камера и оптика заливалась водой. Дождь не прекращался более 6 часов. Шевелиться нельзя, выйти из тростникового шалаша нельзя - спугну птицу, и она бросит кладку. А это уже почти преступление. Но камера сохраняла работоспособность и можно было снимать через струи воды. В конце концов, под стеклам дисплеев появился конденсат, затвор отключился, но на следующий день камера просохла и работает по сей день. В общем, это удобная, тяжелая и немного устаревшая машина, выдающая отличный результат.
Вторая камера - это Canon 50D. У неё совсем другой круг задач - помимо гипотетической роли второй камеры, телеобъективы - ее основные друзья. Большая скорость съемки и так называемый кроп-фактор (виртуальное увеличение фокусного расстояния) позволяют снимать с большим приближением.



Для съемок макрообъектов (цветы, фактуры, насекомые, снежинки) у меня есть любимый объектив Macro 180 mm. Он надежный и обладает неплохим рисунком, позволяет красиво размыть фон, снимать против света и удобно закрепить его на штативе. Макросъемка - вообще процесс неспешный, несколько миллиметров вправо или влево меняют впечатление от картинки, поэтому штатив здесь - лучший друг.



Для совсем больших увеличений приходится носить с собой еще и специализированный макрообъектив MP-E 65, который не имеет автофокуса, но зато позволяет снимать очень мелкие объекты с пятикратным увеличением. Это могут быть детали какого нибудь цветка, мелкие насекомые - то, что не увидишь простым глазом.



Объективы общего назначения. Их два 24-70 и 70-200. Ими я снимаю пейзажи и ландшафты.






Телеобъективы.
Если хотите разорить друга - заразите его фотоохотой. К счастью, у меня есть несколько друзей, которые любят WildLife, но еще они отличные бизнесмены и не хотят разоряться. Они нечасто могут позволить себе уехать в экспедицию, зато дают мне свою технику. И в моем арсенале есть стекла 100-400, 500 и 800 мм.
Первый телеобъектив 100-400 я использую для ходовой фотоохоты. Он всегда подготовлен к работе и лежит под клапаном рюкзака в секундной доступности, а когда позволяет обстановка просто висит на шее. Иногда есть только несколько секунд, в течение которых можно увидеть осторожного зверя или редкую птицу или окружающая среда не позволяет снимать большим телеобъективом.



Супертелевики всегда путешествуют надежно упакованными и защищенными, как грудные дети и достаются только под определенную задачу.



Это в основном, работа из скрадков или из лодки, когда уже точно знаешь, кого и как представится возможность поснимать. Работать с рук такими тяжелыми стеклами очень сложно, удержать их можно только в течение нескольких секунд, потом руки начинают дрожать, почти всегда приходится использовать штатив, упор или мешок, наполненный сыпучим веществом, на который и опираются телеобъективы.



Штатив.
Когда я подбирал штатив для съемки в дикой природе, понимал, что он должен быть компактным, надежным, не боятся снега, песка и грязи и должен позволять разместить камеру почти на уровне земли и быть ремонтопригоден в полевых условиях. Поэтому карбоновый Manfrotto 055 mf4 много лет путешествует со мной. Он не идеален, как многое в этом мире, но все задачи выполняет отлично. Жаль, больше не выпускается, ему на смены пришла более удобная, но менее универсальная модель.



Экспедиционный фоторюкзак.
Таких рюкзаков, способных вместить сразу весь набор техники, включая объектив 800 мм, а также спальник, скрадок, штатив, ложку, кружку, немного еды и одежды выпускается не очень много. На российском рынке знаю две модели. Во главу угла я ставил безопасность для оборудования в тяжелых условиях, решив поступиться удобством переноски. Главный рюкзак у меня Kata BP-502, носящий в домашней классификации кличку Шифоньер .
Рюкзак в максимальной комплектации получается очень тяжелым, 24 килограмма. Но десятки отделений позволяют каждой мелочи найти свое место. Практически, в нем я только переношу оборудование. Если надо что-то снять на переходе, т.е. нашелся интересный сюжет, который требует применения всего арсенала оборудования, например надо сделать макроснимок, то приходится останавливаться, распаковываться и съемка такого сюжета занимает большое время, не менее часа. Поэтому выработался уже стиль работы методом базовых лагерей. Переход, лагерь с длительной остановкой, обследование окрестностей в поиске интересных сюжетов и потом радиальные маршруты с разным комплектом оборудования для каждого из сюжетов. И постоянная переупаковка (комплектование более простого и легкого набора техники) - иногда в маленькие рюкзаки для решения конкретного сюжета.



Что нас убивает.
Технику убивает вибрации. Длительное движение по плохим грунтовым грейдерам или на моторной лодке по волнам разбалтывают микровинты внутри профессиональных объективов. Поэтому их приходится сдавать на профилактику мастеру Арсену, известному в Москве и окрестностях. То, что могу, поправляю сам. Поэтому в рюкзаке всегда есть микроотвертка и набор бархатных тряпочек и изопропилового спирта для чистки линз и матриц. Технику иногда пытаются модернизировать друзья наши меньшие. Микроскопический паук пробрался внутрь профессионально защищенного макрообъектива 180L и зачем-то сплел там маленькую сеть между линзами, а муравьи обстреливают линзу объектива кислотой. Кроме этого, в рюкзаке есть место различным приспособлениям для макросъемки - держателям мелких предметов, макрорельсам, отражателям, вспышкам, батареям и зарядным устройствам, кабелям для фотовспышек, спусковым тросикам и многим нужным предметам для съемки и для быта. Последним, впрочем, по понятным причинам, уделяется как можно меньше места. Все с собой не унесешь, поэтому жертвую менее нужным, часто едой или посудой.



Организация фотоэкспедиции начинается с идеи. Планируется тема и ее рабочее название. Именно рабочее название как лозунг или слоган задает направление съемки. Затем досконально штудируется всемирная сеть. Скачиваются топографические карты, научные публикации по теме, статьи ученых о той или иной территории, либо об интересующем виде растения или животного. Я должен стать хотя бы поверхностным специалистом, чтобы местные ученые или егеря не тратили на мое образование свое время.
Затем начинается сотрудничество. Иногда оно получается. Иногда нет. А для того, чтобы оно получалось, желательно выбрать малоисследованный регион и такую территорию, управляет которой энтузиаст, влюбленный в свое дело. По словам одного из самых удачливых природных фотографов мира Клауса Нигге (Klaus Nigge) - Россия одна из самых неснятых регионов в мире. По разным причинам. С неразвитым рынком природной фотографии, неизвестная даже собственному народу. И у российских фотографов и зрителей еще все впереди. Главное - открытие собственной страны.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 94 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →