Андриан Колотилин (macrolight) wrote,
Андриан Колотилин
macrolight

Category:

Река, повернувшая с севера на юг.

Когда я вспоминаю реки, на берегах которых сидел у костерка, в голову сразу приходят названия рек Великих. Великая Лена, перемалывающая породы в зоне вечной мерзлоты, а также судьбы людей и корабли, Великая Волга, не раз делившая историю страны пополам, Дон, Днепр, Енисей. Куда палец на карту Росии не поставь, обязательно попадешь в бассейн какой нибудь Великой реки.
Тысячу лет назад Дикий Лес простирался сплошным поясом от Балтики до Тихого океана. Жизнь ему давали, в том числе, миллионы маленьких речек и ручьев, взбухающих по весне талой снежной водой. А в межень их уже можно перемахнуть одним точным прыжком. По берегу одной такой малой реки мы с вами и пройдемся.





Речку, определившую современный вид юга Полистовского природного заповедника зовут Хлавица. Этимология этого слова мне не понятна, но чувствуется, что слово древнее. Сама речка с историей, потому что несколько тысяч лет назад поменяла свое направление. Текла себе, текла перенося воды с небольшой возвышенности в понижение Полистовской болотной страны до тех пор, пока купол сфагновых мхов не приподнялся на несколько метров. Как это произошло, моментально или постепенно, знает лишь душа бродившего по лесам Северо-запада дикого фино-угра, охотника и рыболова. Но по данным научной реконструкции известно, что прорубила себе Хлавица новый водоток, повернула на 180 градусов и сбросила в Ловать водяные запасы Южного ледникового озера. Так сформировался нынешний облик Полистово-Ловатской болотной системы. От тех времен остались два русла. Древнее и новое. Мы пойдем по старому, от урочища Оболонье к нынешнему истоку, но бывшему устью.



Весна. Оболонье. Река пухнет, как на дрожжах, прибавляя по метру в день. Уже снесен водой старинный деревянный мост, последняя надежда бабы Насти на связь с цивилизацией. Теперь ей три года жить в одиночестве , оберегая с переменным успехом кошек от беркута и лесную пасеку от медведя.



Потоки воды у бобровых плотин образуют устойчивые водовороты, которые засасывают в себя весь лесной хлам: ветки, кладочки, небольшие стволы деревьев. Формируются заторы, которые завтра будут снесены тяжелыми льдинами. Русло реки очищается от мусора.



Ледяные поля ворчат, со скрипом лезут друг на друга, мнут или срезают молодой ивняк.



Это место издавна называется "Водобег". За водобегом раньше был тетеревиный ток, но теперь травы и кусты зарастающих полей мешают тетеревам наблюдать за подкрадывающимися хищниками и косачи и тетерки стали избегать этого места. Переходить водобег надо с шестом, напор воды может сбить с ног.



В Полистовье нет антропогенного шума. Шелестит вода, бухают льдины, а назавтра, когда основной ледоход уже прошел, последние отполированные льдинки звенят как маленькие колокольчики. Их можно сосать, как леденцы, рассматривать, фоткать телевиком в следящем режиме фокусировки.



Старые черноольшанники по берегу Хлавицы залиты водой.



Вырвавшись из древнего русла река разливается по бывшим полям. На полях поселились бобровые семьи, устроили свои запруды и русло потерялось, Река стала одним большим топким заливным лугом и болотом почти без течения, но с калужницей, хвощем, белокрыльником.



На эти мелководья стекаются тысячи лягушек и жаб делать нехитрое любовное дело.



Вода, ранний весенний заморозок, туман. Вся болотная страна с ее артериями рек и ручьев, прекрасными выпуклостями островов, редкими жилами троп скрывается в тумане.







Туман скрывает перелетные стаи гусей, лебеди плещутся за стеной непроходимого ивняка, неслышно стелется низким полетом болотный лунь.



На маленькой лодочке с шестом я проталкиваюсь по протокам против слабого течения. Вспугиваю чирков, свиязей и гоголей. Потеряное русло никак не желает открываться среди переплетения бобровых каналов. И вдруг - вплываю в центр королевства бобров, к огромной четырехметровой хате, вокруг которой открытая глубокая вода.



Летние экспедиционные заботы оторвали меня от речки Хлавицы. Но я все время вспоминал строки из книги Марка Кострова, где писатель рассказывал о том, как плыл он на байдарке по болотной реке, срывал клюкву веснянку и ловил окушков. Было это в семидесятых годах прошлого века, задолго до создания заповедника. Можно ли теперь,через сорок лет, плыть по Хлавице? Как выглядит ее исток - озеро Островисто, осколок древнего Южного ледникового озера? Об этом в следующий раз - во второй части рассказа про речку, изменившую направление.
Tags: заповедник, полистовский, природа, путешествие, река, фотография
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →