Category: россия

Амурская Азбука

“О, западник! - Откуда? ” на первой минуте знакомства раскалывает меня Роман. “Масколяку на гиляку?” - мрачно отшучиваюсь. Однако понимаю, что многие слова, которые в разговоре меж собой на обычном, русском языке произносят дальневосточники, мне пока непонятны. А им странна речь жителя той части страны, что к западу от Урала. Попробую составить небольшую азбуку, вдруг вы окажитесь в Приамурье, она поможет. Начнем с первой буквы алфавита, некоторые проиллюстрирую картинками - если хотите, добавляйте и свои мысли на этот счет.

Untitled-1.jpg

Collapse )

В первый раз в Пскове. Впечатления.

Интересно, много ли людей знает о наличии в Псковской области настоящего Государственного Природного Заповедника. Примерно такого же, по возложенным на него задачам, как всемирно известные национальные парки Танзании или Северной Америки (хотя конечно - тут я немного размечтался). Так вот - примерно посчитал: Человек 20 из областной администрации знают, человек 10 из Росприроднадзора областного (здесь могу преувеличить). Надо еще посчитать жителей ближайших к Полистовскому заповеднику деревень. Как-никак, они либо там работают (меньшинство), либо от охраны заповедника бегают (большинство). Человек шестьсот трезвомыслящих граждан будет. Ну и еще с полтысячи детей в двух самых малонаселенных районах области - все таки отдел экопросвещения проводит агитацию за охрану природы в школах, поэтому у самых впечатлительных слушателей в голове что-то да остается. Наверное, всех перечислил. Да что там говорить, если даже молодой "экопросвестист" из Богдо-Баскунчакского заповедника на научной конференции в Псковском Университете путает нацпарки с заповедниками и знать не знает, какой заповедник в области, в которую он приехал делать доклад, существует.
Бороться с этим мы пытались давно.  Рассказывать о заповеднике на радио, в газетах, делать фотовыставки очень хотелось. Но региональные журналисты к статье о заповеднике обычно хотят небольшого банкета - рассказа на природе, а руководство зала (задрипаного музея районного центра) ведет себя как Пиотровский в квадрате. Да и статьи бюджетных расходов, которая может оправдать затраты на популяризацию федерального природоохранного учреждения на региональной площадке, вроде как нет.
Поэтому в небольшой грант РГО, который был посвящен изучению редкого краснокнижного подвида белой куропатки, мы впихнули небольшую долю расходов  о проведении фотовыставки в городе Пскове. Так состоялся наш публичная премьера. До этого никаких возможностей, никаких контактов и помощи в этом со стороны областной администрации и бизнеса получить мне и директору заповедника не удавалось.
Утренний субботний Псков встретил меня с московского поезда пустотой улиц и первым, выпавшим вчера, снегом. Можно комфортно и недорого позавтракать на центральной улице за 150 рублей. Кремль (по местному Кром) смотриться замечательно только с одной точки на реке Пскове, с маленького моста, все остальные набережные перерыты, река Великая - главная по видам, одета в забор и подходов к красивым точкам нет. Освещения Псковского Кремля со стороны реки Великой тоже нет, мы с директором заповедника снимать символ истории Северо-запада Руси с этой точки не стали, некрасиво.  Некрасивым в туристическом центре города оказался и дом с надписью " Х й в Г*вне", на мой взгляд, очень точно отражающей состояние набережных рек в обрамлении древних крепостных стен.  Туристический город Псков совсем не похож на его извечного соперника и соседа, Великий Новгород, даже является в какой -то степени антиподом, на мой взгляд. В том числе и правителями: близкие к губерам  люди говорят, что Псковский холоден к любым природоохранным начинаниям, а Новгородский губер (хоть и бывший охотник) но приролюб, и не чужд нашим системным ООПТшным желаниям.



Collapse ). Мы не смогли снять крупные планы белой куропатки сами, не хватило умения. Сергей помог.





Спасибо журналистам и РГОшникам. Они честно взяли всяческие длительные интервью, мы долго рассказывали о заповеднике, о белой куропатке, о том, почему нельзя гадить в собственном лесу и на своей реке. Вдруг наши соседи включат радио и услышат этот спич по "Радио России" или по региональным новостям. Напоследок гостям предложили пироги и настоящий русский Иван-чай. Пироги с клюквой были сырые, для молодаек может и вкусные, но мои подруги делают попышнее, без влаги. Русский чай неплохой.



В два часа дня все закончилось и мне надо было убить время до шестичасового вечернего поезда. Пошел в самый известный Псковский музей - Поганкины палаты.



Там добропорядочные служители музея - благообразная бабушка и красивая полиционерша обманули государство c моей приезжей помощью: выдали мне якобы бесплатный билет и взяли за него 250 рублей налом без чека. Вот этот. Система контроля и приема  левых билетов отлажена в каждом зале музея.



На обратной стороне билета со штампом "Бесплатно" написали для своих слово Единый и я с ним путешествовал по всему  музею. Об этом позднее.

Противиться и выступать не стал, поскольку часто встречал в музейной системе этот прием, и в Москве, и в провинции. Но и говорить после этого о нищенском существовании музейных работников не позволю - кэш налом с каждого посетителя в 250 чистыми  - хороша прибавка к невысокой зарплате. Заповедные наши экскурсоводы и научники месят грязь с комарами вместе со своими экскурсантами за значительно меньшие деньги - за 80 рублей за экскурсию. И при этом рассказывают вживую, ведут качественный рассказ и эдвенчер протяженностью в 4 - 5 километров.

Теперь о музее. Меня прежде всего интересовал быт крестьян с 10 по 18 век в тех местах, где располагается наш Полистовский заповедник. Курганы, быт славян и угро-финов (наоборот конечно), горшки, черепки, карты, прядение, лен и тысячи вопросов, которые очень хотелось задать, в том числе и о битве войск Стефана Батория и русских на реке Хлавице в Подберезье. Говорить и расспрашивать о подробностях в краеведческом областном музее мне хотелось часами, но оказалось - не с кем... Один стенд о 2 партизанской бригаде, о которой я знаю больше, чем стенд.  Два упоминания о Локнянском районе и иконы, иконы, иконы. Без всякого объяснения стилей , места и техники письма.



В музее такого уровня в субботу нет никого из посетителей. Два художника и я.  Не стал мешать художникам

.

Серебро без объяснения технологии, без объяснения вкраплений и происхождения установленных в них  драгоценных камней.  Свалка церковной серебряной утвари, которую я даже не стал фотографировать.

Вслед за этим картинная галерея подлинных голландцев, Репин, Шишкин - опять без объяснений. Самостоятельно простой человек, без экскурсовода никогда не сможет понять ценности экспозиции. Я же, как натуралист увидел там два раритета - один из них хочу вам показать. Второй - потом. Первый -это портрет молодой купчихи неизвестного автора. На голове у нее убор, в котором использованы тысячи речных жемчужин из северных рек. Этот  жемчуг мы потеряли безвозвратно, навсегда, вместе с форелью и быстрыми реками. И сейчас никогда уже не увидим.



А вот и другой раритет. Сноп льна. Моя бабушка рассказывала о голубых полях Волоколамского района Подмосковья, Василий Иванов  - инспектор Полистовского заповедника показывал ямы, в которых мочили лен. Старушки из деревень Локнянского района рассказывали о том, как делать льняное полотно. Поля льна мы больше никогда не увидим, Яндекс дает в ответ на запрос "Сноп льна" только 60 ссылок на архивные фотографии. Музей не говорит, что этот букет - бывшая основа экономики Северо-запада и что он называется - Лен.



Всего один зал посвящен  быту наших предков, все вместе: - фино-угры, ладьи, курганы.







Псков провожал меня замечательным солнцем и мелким, искрящимся в лучах, снегом.





В столицу я двигался дембельским вагоном Псковской дивизии ВДВ. Дембеля - десантники спели "Синеву" нестройными голосами, выпили совсем по чуть-чуть и уснули сном юношей, не познавших войны. Они совсем не похожи на моих товарищей, возвращающихся из Войск Дяди Васи в середине восьмидесятых: рослых, широкоплечих, обветренных. Нынешние десантники похожи на студентов, вежливых и гордящихся пятью прыжками.
Такой получилась однодневная поездка в город Псков, на открытие первой фотовыставки Полистовского природного заповедника.

Экспедиция в заполярье, на Новосибирские острова, организованная РГО. Фотоотчет.

Внезапно, находясь в одном из заповедников Южной России я узнал, что завтра должен быть в Окском заповеднике, а через два дня вылетать в неизвестный мне город Тикси, что на Северном морском пути, чтобы принять любезное приглашение Русского Географического общества о участии в комплексной экспедиции на малопосещаемые Новосибирские острова, имеющие богатую историю, связанную с именами Вагина, Санникова, Толля, Анжу и прочих первооткрывателях Арктики. Все иные дела и планы были отброшены, в компании BASK (не реклама) получил полную полярную экипировку и оказался в Боинге, который летает в Тикси два раза в месяц. Теперь уже не летает, но об этом значительно позднеее. На днях я представил свой фотоотчет для членов Московского открытого фотоклуба, но слушателей было не более 30-40. Итак, теперь для всех, в четырех частях. Сегодня первая часть - Умирающий Тикси. Тикси, построенный на костях и судьбах военных, ссыльных, энтузиастов - полярников. Тикси - бывший порт Северного морского пути.
Возможно, пробыв в Заполярье месяц, в самое лучшее летннее время, я не смог полностью ощутить магию места. Но встречи и походы с местными жителями влюбили меня в Север. Дале - фото со скупыми коментариями, но обсуждение приветствуется.


Collapse )

Купите ежика или улыбка таксидермиста.

От Москвы до Полистовского заповедника, где я пытаюсь фотографировать природу путь не долгий, но и не близкий. Чуть более 650 километров, в основном по трассе “Москва – Рига”. Эти километры давно уже стали привычными. В памяти остаются пробои подвески машины, картинки и встречи, происходящие в пути. Путешествующая автостопом монашка, автовоз, который растерял свои “Мерседесы”, лось у обочины и бредущая в пыли обнаженная по пояс девушка. Но в череде впечатлений особое место занимают ежики.
На одном из перекрестков трассы у городка Нелидово торгуют копченой рыбой, медом и ягодой. Один из лотков в уже далеком 2008 году привлек мое внимание. По большому столу рядами шли ежики. Как знаменитый ежик из тумана в мультфильме Норштейна. Только их было довольно много, штук 20. Они выстроились шеренгой и устало опираясь на палочки, блестели пластмассовыми глазами.



С тех пор каждый раз я обращаю внимание на этот лоток. Ежиков стало меньше, их место заняли рыси, медведи. Некоторые “живые объекты” обитают у дороги под пылью грузовиков целый год, рысь с распухшим животом уже потеряла почти все кисточки с ушей.



Однако в этом году бизнес у чучельника пошел в гору. Сразу четыре лотка торгуют его сувенирами. Цены демократические – от трех до пяти тысяч рублей, по словам продавца.
Вам улыбнется беременный полоумный заяц, канюк или осоед с внешностью мокрой курицы, лиса – задрипа может украсить интерьер кабинета в загородном доме. Если кто-то немного поиздержался в дороге, тогда можно купить ежика. Дети будут рады.










Я никогда не был против охоты, шубу из натурального меха воспринимаю, как и положено – с восхищением. Особенно если шуба на добром красивом теле. Таксидермисты и промысловики обычно настоящие мастера, знают повадки и позы животных.

Простите, как то зло и "по зеленому" написал. Мой добрый проводник егерь, увидя след волка, говорит - негоже. Две тысячи рублей по лесу без хозяина бегает. Он потратит пару недель и волка того возьмет. И сделает это красиво.

Но кто-то постоянно выходит на охоту. За ежиками, потерявшимися в тумане. И кто-то все это покупает. На память приходят совсем другие изображения животных, которые не стоят у дороги на продажу.








Москва – Бежаницы. Полистовский заповедник. Написано 21 марта, но смог грамотно опубликовать только сегодня.